Закрыть
  • Смотрите также 01 "Ротек" оценил возможный рост объема заказов на модернизацию ТЭС
  • 02 Машиностроители на пороге нового ДПМ
  • 03 IoT в российской энергетике
25 июня 2018 года Мусор сгорит по последней моде Михаил Лифшиц рассказал журналу «Эксперт» об особенностях утилизации мусора

Более 55% оборудования новых мусоросжигательных заводов, строящихся в рамках проекта "Чистая страна", по требованию государства должно быть российским. Для отечественных производителей турбин и котлов это хороший шанс поучаствовать в проектах мусоросжигательных заводов по всему миру

В ближайшие годы в России заработает пять новых мусоросжигательных заводов, перерабатывающих отходы в электроэнергию: четыре в Московской области, где ситуация с накоплениями мусора наиболее острая, и один в Татарстане. Предусмотренная мощность каждого завода - до 700 тыс. тонн отходов в год. Проект реализует компания "РТ-Инвест" (блокирующий пакет принадлежит ГК "Ростех", остальное - у частных акционеров).

На площадке под строительство завода в Воскресенском районе Московской области с начала июня ведутся активные работы. Первый завод заработает в 2021 году. В Наро-Фоминске работы начнутся в ближайшие месяцы, а до конца года - на всех четырех площадках в Подмосковье.

Сжигание мусора, точнее, так называемых "хвостов", остающихся после выделения полезных фракций (пластик, стекло, макулатура, органические отходы, из которых сделают компост, - всего на термическую обработку пойдет не более 50% мусора), признано неизбежностью, хотя россиянам и нелегко с этим смириться: в первую очередь такие проекты вызывают ассоциации с горящими свалками и прочей "нечистью". Экологи и население обеспокоены выбросами таких предприятий.

Сжигать придется, уверен Михаил Лифшиц, председатель совета директоров холдинга "Ротек", который в числе прочего разрабатывает оборудование для мусоросжигательных заводов. "Мусорная гора давит в почву с такой силой, что инфильтрат проникает в землю в радиусе восьми километров вокруг полигона. Разве не лучше, если мы превратим отходы в углекислый газ и золу? Проблема в том, что раздельный сбор мусора и его последующая перевозка приведут к кратному увеличению мусоровозов на дорогах. Я как человек с опытом работы с инфраструктурой альтернатив сжиганию сегодня не вижу, по крайней мере для Москвы и городов-миллионников", - объясняет Михаил Лифшиц.

Проектирование и базовый инжиниринг заводов для "РТ-Инвест" осуществила швейцарско-японская компания Hitachi Zosen Inova AG (HZI), с которой договоренности были достигнуты еще в 2013 году, а адаптировала проект под российские стандарты новосибирская инжиниринговая компания КОТЭС. Мусор по технологии швейцарцев сжигается с применением движущейся колосниковой решетки при температуре 1260 градусов, а полученное тепло используется для производства электроэнергии.

В выборе поставщика технологии "РТ-Инвест" не искала сложных путей

По словам Андрея Шипелова, гендиректора компании, в мире работает порядка полутора тысяч современных мусоросжигательных заводов, и треть из них построила Hitachi, которая продолжает получать заказы из самых крупных городов мира. За последние пять лет швейцарско-японскую компанию выбирали богатый Дубай и щепетильный Лондон, который заказал Hitachi уже второй проект. В мире строится около 150 заводов по этой технологии. Мусор на колосниковой решетке жгут и в Китае, где за последние три года ввели в эксплуатацию 50 мусоросжигательных заводов. Но китайцы, как обычно, идут своим путем. "Первый завод они сделали по технологии Hitachi, а дальше стали строить сами по "улучшенной" технологии. По крайней мере, об улучшениях написано на официальном сайте китайской компании", - улыбается Андрей Шипелов.

"РТ-Инвест" сейчас создает стандарты для новой отрасли. "У HZI очень проверенная история обращения с мусором, поэтому выбрали ее. Их технология - это state of the art (высшее достижение. - "Эксперт") в этом сегменте утилизации", - говорит Михаил Лифшиц. Он обращает внимание на то, что в проекте швейцарцев предусмотрено крайне низкое потребление воды за счет использования сухих конденсаторов, а не градирен. Благодаря этому вода конденсируется, не покидая замкнутой системы. Другая особенность подхода "РТ-Инвест" в том, что в отличие от других желающих "жечь" мусор они создали инфраструктуру управления отходами, закрывая всю цепочку: от сбора и сортировки до перевозки мусора и выработки из него электроэнергии.

Стоимость электроэнергии, получаемой на мусоросжигательном заводе, к сожалению, выше, чем при традиционной генерации. В результате электроэнергия на оптовом рынке в первой ценовой зоне подорожает на 0,01%, а во второй зоне - на региональных рынках - в год запуска заводов цена разово поднимется на 2%.

Для населения цена на электроэнергию не изменится. Впрочем, мы все равно почувствуем разницу через повышение цен промышленными потребителями. Обосновывая справедливость " зеленого " тарифа для "РТ-Инвест ", Андрей Шипелов указывает, что в 2013 году она получила статус производителя возобновляемой энергии. Аналогичной поддержкой государства пользуется генерация энергии от солнца и ветра.

Энергия импортозамещения

По условиям конкурса, который выиграла "РТ-Инвест", не менее 55% оборудования для мусоросжигательных заводов должно быть произведено в России. Андрей Шипелов утверждает, что "РТ-Инвест" планирует уровень локализации 65%. По его словам, это не столько политическое решение, сколько экономическое: сегодня выгодно производить оборудование в России, где квалифицированная и недорогая рабочая сила, хорошая техническая школа еще со времен СССР, сравнительно недорогая электроэнергия и развитая оборонная и атомная промышленность. Приплюсуем к этому снижение расходов на логистику. Важно, что речь идет не только о поставках на российские заводы: в дальнейшем HZI может использовать российское оборудование при строительстве мусоросжигательных заводов в других странах.

По мнению Андрея Шипелова, в локализации уже сделан большой шаг, хотя далеко не все оборудование может производиться внутри страны. "Газоочистка после мусоросжигания - очень чувствительная часть, этого в России никто не делал, - поясняет он. - Есть предприятия, которые делают газоочистку для химпрома, а это, возможно, даже более сложный процесс. Но мы на своих первых заводах решили не рисковать и закупать систему газоочистки у мировых лидеров". Система автоматизации на заводах тоже будет импортной, так как для нее большинство компонентов наша радиоэлектронная промышленность не выпускает. Зато "силовой остров" оборудования будущих мусоросжигательных заводов, то есть крупные узлы, превращающие мусор в энергию, - котел, турбина и конденсатор - с высокой степенью вероятности будет производиться на территории России. Стоимость строительства одного завода составляет порядка 30 млрд рублей, а на "силовой остров" приходится 8 млрд рублей. Только на локализации оборудования уже очевидна экономия в 15%, говорит г-н Шипелов: в Лондоне точно такой же завод стоит дороже. Имеет значение и защита от валютных рисков.

В декабре 2017 года "РТ-Инвест" подписала контракт с "Атомэнергомашем", который отвечает за проектирование силовой части заводов. В "Атомэнергомаше" рассказали, что компания является поставщиком котельного и турбинного оборудования для заводов по переработке отходов в энергию "РТ-Инвест": "Котельное оборудование изготавливается на нашем предприятии "ЗиО-Подольск", которое обладает значительными преференциями в производстве котлов как для тепловых электростанций, так и для мусоросжигательных заводов. В частности, в 1990-х и 2000-х годах на нем были спроектированы и изготовлены котельные установки для заводов в Германии и России". Что касается турбин, то их закупят на стороне.

"На этом заводе для атомной промышленности создавались намного более технологически сложные котлы, чем заказали мы, - добавляет Шипелов. - Так что в Hitachi не только одобрили строительство котла в Подольске, но и ведут переговоры о поставках российских котельных установок в другие страны".

Теперь "Атомэнергомаш" должен выбрать субподрядчика - поставщика турбин. Как сообщили в компании, переговоры с потенциальными изготовителями турбинного оборудования, как отечественными, так и зарубежными, продолжаются. Основные критерии выбора - соответствие всем требованиям лицензиара и главного заказчика по техническим, экономическим и в особенности экологическим параметрам работы заводов.

У российских поставщиков очень хорошие шансы получить этот заказ. Дело в том, что турбина для мусоросжигательного завода существенно не отличается от тех, которые используются для традиционной электрогенерации, поэтому логично искать ее внутри страны.

В "Силовых машинах" говорят, что производство энергетического оборудования для мусоросжигательных заводов - перспективный рынок, набирающий обороты в России и СНГ. "Силовые машины" располагают оборудованием для строительства мусоросжигательных заводов любой мощности и предлагают комплектную поставку оборудования собственного производства, включающую турбину с генератором, котельное и трансформаторное оборудование. Как говорят в компании, в проработке находится несколько запросов на изготовление и поставку оборудования для мусоросжигательных заводов, но от кого именно, не уточняют.

Известно, что в конкурсе на поставку турбин участвуют Siemens и Škoda, за победу борется также Уральский турбинный завод (УТЗ; входит в холдинг "Ротек") со своей новой турбиной Кп-77-6,8, разработанной специально под требования проекта "РТ-Инвест".

Компания Hitachi проводила аудит производственно технических возможностей на уральском предприятии и осталась довольна уровнем завода, утверждает Андрей Шипелов: "Мы дали свои рекомендации "Атомэнергомашу", что хотели бы видеть турбины Уральского турбинного завода. Но им еще нужно поработать над технологией, чем они и занимаются. Но мы на 70 процентов уверены, что УТЗ будет поставщиком".

Как рассказал Михаил Лифшиц, в России и странах СНГ примерно половина установленной мощности теплофикационных турбин - продукция Уральского турбинного завода. Он выпустил более 900 турбин разной мощности: от 50 до 350 мегаватт. А последние несколько лет здесь разрабатывают линейку паровых турбин для заводов, утилизирующих мусор. "Мы смотрели различные технологии и пришли к выводу, что сжигание мусора станет необходимостью, - говорит Михаил Лифшиц. - Поэтому начали готовиться к этому заранее. Для нас это абсолютно логичная история. Нам не так важно, что горит, нам важно эффективно произвести электричество".

Для Уральского турбинного завода новая машина означает возможность выйти не только на российский, но и на мировой рынок. Отрасль мусоросжигания только формируется, и за "РТ-Инвест" потянутся другие игроки, а степень локализации оборудования будет расти, как и, например, в случае с солнечной энергетикой. Михаил Лифшиц оценивает минимальную потребность рынка в турбинах для мусоросжигания в 30 единиц: "В малых городах может хорошо пойти программа раздельного сбора мусора, а для городов-миллионников сжигание уже сегодня неизбежно".

Все турбины - и российские, и западные - технологические "одноклассники", это оборудование с похожими характеристиками. Разница в том, что если турбины Siemens и Škoda уже имеют длинную историю внедрения, то уральская турбина только разработана, и здесь производитель пошел на определенный риск. Рискует, разумеется, и потенциальный заказчик, но уровень этого риска в "РТ-Инвест" считают приемлемым.

С другой стороны, отсутствие опыта внедрения компенсируется для уральцев новизной разработки, ведь турбины, установленные на заводах, например, в Швейцарии, разработаны семь-восемь лет назад. "В чем-то мы опережаем их по уровню использования цифровых технологий, - говорит Михаил Лифшиц. - Просто потому, что пять лет назад таких подходов не существовало".

Уральская турбина оснащена системой прогностики и удаленного мониторинга, основанной на программном обеспечении, которое позволяет выявлять отклонения в работе оборудования за два-три месяца до его отказа. "У Siemens тоже есть такие системы, но уральская на порядок лучше. Все благодаря российской математической школе", - отмечает Андрей Шипелов.

Что касается цены, то уральская турбина, по словам Шипелова, дешевле импортной, хоть и несущественно. Турбина мощностью 75 мегаватт, по оценкам Михаила Лифшица, обойдется заказчику примерно в полмиллиарда рублей, что соответствует средним ценам на рынке. Здесь не так много возможностей сэкономить. Металл стоит практически как в Европе, трудозатраты тоже сопоставимы. Кстати, турбина - сложное изделие, которое делается не меньше года. "В турбине мощностью 295 мегаватт, которую мы делали для "Мосэнерго", 45 тысяч деталей, - говорит Михаил Лифшиц. - Даже мне трудно представить, как можно собрать такую машину, деталь к детали, а потом все это проверить". Заемные средства на такой длинный цикл работы для европейцев существенно дешевле, чем в России. Каждый из них может прийти в любой момент с экспортным финансированием, чтобы удешевить продукт, отмечает г-н Лифшиц. Можно ждать резких движений и попыток демпинга, ведь западным компаниям необходимо сохранять рабочие места. Siemens не так давно уволил семь тысяч человек, General Electric - 12 тысяч.

План "Б"

Но даже если "Ротек" не получит заказ от "Атомэнергомаша", у компании есть альтернативный план действий. На Уральском турбинном заводе считают, что рынок сбыта для их турбин может быть шире, чем построенные с нуля мусоросжигательные заводы: наряду с новыми объектами уральцы также предлагают модернизировать старые неэффективные тепловые электростанции, заложив в них возможность сжигания мусора. Для этого необходимо провести модернизацию паровой турбины и котельной установки, при этом для того, чтобы "подмешивать" к традиционному топливу 10-20% мусора, не придется сильно менять размер котла. Кроме того, нужно построить блок приема и сортировки отходов. "Мы понимаем, почему "РТ-Инвест" пошел по пути гринфилдпроектов: в крупных городах, в первую очередь в Москве, мусор уже сегодня сложнейшая экологическая проблема, и ее не решить без строительства мощных заводов, - говорит Михаил Лифшиц. - А для небольшого города или района реконструкция ТЭС под мусоросжигание - абсолютно живая и работающая история".

Так можно будет избежать необходимости получать землеотвод и проводить длительные согласования, не будет меняться схема выдачи мощности, не придется строить новые подстанции и трансформаторы, тянуть ЛЭП. Вдобавок очевидна польза для экологии, по крайней мере, так считает г-н Лифшиц: "Если эта ТЭС работает уже сорок лет, а мы поставим туда электрофильтры и более эффективную турбину, то выбросы точно сократятся".

Предложение "Ротека" пока не получило очевидной поддержки со стороны рынка или властей, вызывает оно скепсис и у некоторых экологов, но Михаил Лифшиц надеется, что такая реконструкция может быть профинансирована в рамках программы модернизации тепловой энергетики.

Источник: журнал «Эксперт»

Автор: Колерова Вера