Закрыть
7 октября 2019 года Михаил Лифшиц: Альтернативная энергетика сама придет туда, где она нужна

На Российской энергетической неделе, проходившей в Москве в начале октября, одной из тем было будущее энергетики. Своим мнением на этот счет поделился со «Снобом» Михаил Лифшиц, председатель совета директоров холдинга «Ротек», занимающегося производством и обслуживанием энергетического оборудования 

Фото: Игорь Руссак/Фонд Росконгресс

Ɔ. Что, на ваш взгляд, ожидает как российскую, так и мировую энергетику в ближайшие 10–15 лет? 

Смена уклада. Мы долго-долго крутили турбины и достигли некоторого совершенства, а возможно, и предела в механическом производстве электроэнергии. Сейчас появляются новые способы генерации, а ресурсы перестают быть неисчерпаемыми. Становятся видны некоторые системные проблемы централизованной генерации. Происходит децентрализация, люди постепенно начинают рассредотачиваться по большим территориям. Теперь важно не то, где ближайшая электростанция, а то, как получить энергию прямо в месте ее потребления, без всяких проводов. Это новый вызов не только для России, но и для всех стран мира. 

Ɔ. Почему так происходит? 

Человек не хочет уничтожать природу. Каждая линия электропередач, как и любая дорога, — это рассечение экосистемы. Люди, которые задумываются о будущем своих детей, уже говорят: «Нет, мы рубить ничего не будем, надо генерировать энергию здесь». Это может быть маленькая солнечная станция в лесу, в заповеднике для тигров или в деревне в Руанде. Еще один важный фактор: по эффективности эти небольшие системы догнали большие. Самая лучшая газовая турбина дает 44 процента КПД, а генератор на топливных элементах из того же газа дает 65 процентов. 

Ɔ. Солнечные батареи не так эффективны. 

Они дают энергию из ничего, поэтому это не так важно. Я говорю про газ: тот же газ, только эффективность его употребления не 44 процента минус потери в сетях, а 65 процентов на месте. В Европе уже больше двух тысяч мест, где электричество производят именно так. 

Ɔ. А в России? 

У нас пока это направление развито не так сильно. Но в России энергетика еще и тепловая. В городах энергетики производят не только электричество, но еще и тепло. Поэтому есть некоторая инерционность, связанная с исторической традицией: новое приходит сюда не так быстро, как могло бы. 

Ɔ. На форуме обсуждают, что альтернативная энергетика даже в перспективе нескольких десятилетий будет малозаметна. 

Мы не можем унифицировать мир, да даже и нашу страну. У нас есть места, где много солнца, и альтернативная энергетика туда сама придет, с субсидией и без. Это происходит на наших глазах во всем мире. Раньше человек должен был прийти к крупному производителю электричества на поклон и «купить розетку», а сейчас он вдруг понял, что может ее взять и сделать сам. Поведение покупателя меняется. Участники форумов, кстати, не всегда такие вещи замечают. 

Ɔ. В России достаточно урбанизированное население, сделать собственную электростанцию в городе Москве, наверное, все-таки проблематично. 

К сожалению, у нас действительно очень сильно стимулируют людей к переезду в Москву. Остальные территории из-за этого страдают. Но тем не менее в Москве проживает 10–15 процентов населения страны. Это еще не вся Россия, это надо понимать. 

Ɔ. Многие бизнесмены говорят, что российский рынок слишком мал. Поэтому они делают ставку на экспорт, и только это позволяет им развивать компанию. У «Ротек» такая же стратегия? Упор на экспорт? 

Мне, в принципе, абсолютно все равно, откуда приходят покупатели. Мы компоненты для газовых турбин поставляем в Индонезию для «Роллс-ройс». «Ротек» производит компоненты для турбин, которые выпускаются в Германии. Сегодня мы живем в пока еще довольно-таки открытом мире. По паровым турбинам у нас доля экспорта примерно 50 процентов, это традиционные для нас рынки. Но если говорить про газовые, то глобальный рынок «лежит». 

Ɔ. Что вы имеете в виду? И как вы относитесь к идее производства в России больших газовых турбин — в свете того же скандала с «Сименсом»? 

Рынок газовых турбин подорвало перепроизводство. Крупнейшие производители — «Сименс», «Дженерал Электрик», японские компании — образно говоря, «лежат на боку», стагнируют. Поэтому вероятность экспорта такой продукции мала. И когда говорят, что России нужно производить собственные большие газовые турбины, нужно иметь в виду, что они никому в мире не нужны. А для рентабельности производства нужно производить и продавать не менее 10 таких изделий в год в течение 10 лет. Хотя не исключено, что спрос еще вернется, и тогда перспективы для российских турбин появятся. Впрочем, здесь есть, как показала упомянутая вами история с «Сименсом», есть еще политический момент для создания собственного производства таких машин. 

Беседовал Сергей Цехмистренко

Источник: SNOB

  • Смотрите также: