Закрыть
23 декабря 2019 года Производство электроэнергии в России: предиктивная аналитика IoT спасает жизни, не только прибыль.

sys_prana_ru.png

В Западной Европе вы можете думать о надежности энергоснабжения, обеспечивая удовлетворенность регулятора и избегая штрафов. В условиях экстремальных холодов в России и Казахстане, по словам Джереми Коуэна, основное внимание уделяется спасению жизней путем предотвращения аварий и неожиданных остановок в производстве электроэнергии.

Это не просто гипербола. Авария на российской гидроэлектростанции, произошедшая несколько лет назад, стала причиной гибели людей.

Поэтому было полезно пообщаться недавно с командой из АО «РОТЕК» и узнать, как они внедряют цифровые технологии в российский энергетический сектор с 2015 года и как смогли достичь таких внушительных результатов. Система ПРАНА уже установлена на 22 энергоблоках ПГУ и паровых турбинах по всей территории России и в Казахстане общей мощностью более 3,2 ГВт. Стоимость подключенного оборудования превышает 4 миллиарда долларов США.

ПРАНА может обнаружить дефекты за два-три месяца до аварии. Для установки и настройки системы прогностики и удаленного мониторинга ПРАНА на любом промышленном объекте требуется всего один месяц. ПРАНА используется на широком спектре оборудования от различных производителей и не привязана к конечным производителям оборудования (OEM).

«В 2011 году мы начали исследования в области удаленного мониторинга генерирующего оборудования», — говорит Александр Левин из РОТЕК. «Но одного мониторинга недостаточно, очень важно избегать неожиданных отключений. Если это происходит, энергокомпании в России подвергаются серьезным штрафам, потому что это не просто денежные убытки: в условиях экстремальных холодов могут погибнуть люди».

В настоящее время РОТЕК осуществляет мониторинг 22 электростанций в России и одной — в Казахстане. Также эти технологии применяются в нефтегазовой отрасли. Используя новые методы акустической эмиссии, компания может контролировать состояние больших труб, резервуаров и другого оборудования добывающего сегмента нефтегазовой отрасли.

По словам Максима Липатова, технического директора проекта ПРАНА, «Компания Sulzer является одним из наших основных заказчиков в области обслуживания газовых турбин от различных производителей оборудования, таких как Siemens и GE. Для каждой единицы оборудования мы строим математическую модель и собираем данные, которые сравниваем с идеальной моделью. Температура, давление масла и топлива и другая важная информация непрерывно поступает с российских электростанций в круглосуточном режиме. Таким образом, если что-то пойдет не так, наши эксперты могут подсказать, какие действия следует предпринять».

Максим Липатов
Максим Липатов, РОТЕК: Предприятия теперь прозрачны.

Липатов показал нашему корреспонденту планшет с потоком данных в реальном времени поступающим от клиентов из энергогенерирующей отрасли. На одном экране были отображены 10 наиболее значимых системных отклонений. «Мы видим, что это может быть дефект или, возможно, деградация системы. Инженеры могут успеть спланировать работы по техническому обслуживанию и таким образом сэкономить много денег», — говорит Липатов. «Если вы владелец оборудования, то можете видеть состояние постоянно, все параметры и данные регистрируются, и система отображает, как люди реагируют на ваши сигналы тревоги. Поэтому предприятия теперь прозрачны. У нас более 300 моделей, и все они уникальны для каждой турбины, компрессора и котла».

«Мы независимы от производителей промышленного оборудования и поэтому более объективны», — добавляет Левин. «Наша система объединяет машины разных производителей». На слайде, приведенном выше, показано, что РОТЕК работает с разнообразным оборудованием различных производителей, включая ABB, Alstom, Ansaldo, GE, «Силовые машины», «Siemens» и Уральский турбинный завод.

Предупредительный сигнал

«При наличии проблемы, — продолжает Липатов, — мы получаем предупредительный сигнал. Это не то же самое, что SCADA (автоматизированная система управления технологическим процессом); если SCADA выдает сигнал, значит уже слишком поздно. Идея IoT (промышленный Интернет вещей) заключается во взаимодействии, сбор информации в одной базе данных не представляет большой проблемы».

ПРАНА стремится унифицировать данные и сделать их единым стандартом, объединяя в большие архивы. «Чем больше мы имеем данных, — говорит Левин, — тем точнее работает система. Мы используем элементы нейронных сетей и искусственного интеллекта».

РОТЕК в настоящее время ведет переговоры о внедрении системы ПРАНА в секторы атомной и гидроэнергетики, сферы, известные своим консерватизмом, где все многократно перепроверяется. С другой стороны, у компании есть новые казахстанские партнеры, которые, похоже, гораздо более открыты для внедрения цифровых технологий, чем партнеры в Российской Федерации.

Не следует недооценивать ценность системы для работы с удаленными, дорогостоящими объектами в нефтегазовой отрасли Сибири. Например, газовые турбины и газовые дожимные компрессорные станции, перекачивающие нефть и газ из Сибири, могут быть настолько удаленными, что к ним требуется лететь на вертолете из ближайшего города. Расстояния, которые нужно преодолевать в регионе, могут быть огромными, а логистика – очень сложной в течение всего года. По существу, летом может вообще не оказаться никакого дорожного сообщения, которое открывается только зимой, когда земля промерзает. В этих условиях жизненно важно, чтобы РОТЕК мог предотвращать аварии, которые могут произойти в течение этого 6-7-месячного летнего периода. Компания несет ответственность за промышленное оборудование стоимостью 4 миллиарда долларов США. И хотя Левин признает, что они не единственные, кто предоставляет подобные услуги в России, но только РОТЕК имеет такой набор референций.

Иронично, что команде иногда приходилось сталкиваться с недоверием со стороны эксплуатационного персонала электростанций. Они были как короли в своих королевствах, а теперь теряют контроль, так как все шаги, которые необходимо предпринимать, теперь на 100% прозрачны для руководства.

Долгосрочные сервисные контракты

Компания Sulzer является одним из самых известных партнеров расположенного в Москве РОТЕК, их партнерство началось в 2016 году. По словам Дмитрия Маслова, директора по продажам и маркетингу ООО «Зульцер Турбо Сервисес Рус», у компании «огромное количество долгосрочных сервисных контрактов».

Дмитрий Маслов
Дмитрий Маслов, компания «Зульцер»: Снижение простоев машин.

«На этом рынке, — говорит он, — вы должны быть очень эффективными. Это означает планирование и прозрачность. Мы знаем состояние каждой машины, мы знаем, чего ожидать, когда заглядываем внутрь. Если необходим подшипник, а его нет в наличии, на его изготовление может уйти до четырех месяцев. Электростанции не могут быть закрыты из-за риска для заказчиков, поэтому используя систему ПРАНА, мы можем сделать каждое решение индивидуальным».

Маслов добавляет: «Для нас это прозрачность, наша цель — помочь заказчику быть эффективным. На газовой турбине Siemens V94.2 мы сократили период простоя машины на 20%. Мы подготовили запчасти для заказчика, которые, как мы предвидели, могли понадобиться. Обычно доставка запчасти занимает две недели, а когда у нас готовая деталь уже была на объекте, заказчик сказал: «Это словно волшебство».

ROTECSulzerJC
(Слева направо): Jeremy Cowan (Джереми Коуэн), Александр Левин, Дмитрий Маслов и Максим Липатов. «Когда у нас готовая деталь уже была на объекте, заказчик сказал: «Это словно волшебство».

Максим Липатов из РОТЕК комментирует: «На одной турбине и парогазовой установке за год происходило 20-30 остановок каждого энергоблока. Теперь они все запланированы, и их количество — максимум 10».

Источник: IoT NOW

Автор: Jeremy Cowan

  • Смотрите также: