Закрыть
20 января 2015 года Техника требует уважительного отношения. Интервью для портала «Бизнес России», октябрь 2014г.

Энергетический сектор России переживает период активного ввода новых энергомощностей – не только традиционных, но и альтернативных. Об участии энергомашиностроителей в этом непростом процессе и о решении новых специфических задач, связанных с импортозамещением, рассказал Михаил ЛИФШИЦ, генеральный директор компании «РОТЕК».

– Михаил Валерьевич, в 2014 году «РОТЕК» участвует в проектах ввода новых энергомощностей в России и за рубежом. Исходя из вашего опыта, какие компетенции и технологии сегодня наиболее востребованы энергорынком?

– В этом году Уральский турбинный завод, который входит в холдинг «РОТЕК», изготовит в общей сложности 15 комплектов турбин различных модификаций как для российских, так и для зарубежных электростанций. Мы участвовали в строительстве новых энергоблоков во Владимире, Кирове, Ижевске, Барнауле и других городах, реализуем несколько совместных проектов с энергетиками Казахстана. Нами ведется строительство нового энергоблока на Улан-Баторской ТЭЦ-4 в Монголии. Это крупнейший в постсоветский период экспортный контракт по строительству энергоблока ТЭЦ на рыночных условиях, без участия государственного финансирования. После некоторого перерыва мы сегодня возобновляем контакты и с белорусскими энергетическими предприятиями.

Новое веяние в энергетике – использование комбинированного парогазового цикла, который позволяет достичь самого высокого на сегодняшний день КПД. Для того чтобы занять эту нишу, конструкторами Уральского турбинного завода была разработана специальная турбина для работы в комбинированном цикле, и за три года изготовлено уже 10 таких паровых установок.

Что касается компетенций, то кадровый вопрос сегодня очень остро стоит и у машиностроителей, и у энергетиков. За годы реформ в отрасли возник определенный разрыв: старые кадры ушли, а новых не подготовили. И теперь это ощущается и в производстве, и в сфере эксплуатации и обслуживания сложного и опасного энергооборудования. Сейчас легче найти молодого человека на какой-нибудь станок с компьютеризированной системой управления, нежели на карусельный станок, обрабатывающий корпуса турбин. Подготовка компетентного специалиста для работы на такого рода оборудовании требует пять – семь лет, не меньше.

– Как в компании решаются задачи обеспечения энергоэффективности и экологичности?

– Экологичность и энергоэффективность – темы непростые, а порою и взаимоисключающие. Ведь вы согласитесь, что самая экологичная жизнь – в шалаше, который, мягко говоря, не очень энергоэффективен?

Естественно, мы функционируем не изолированно от внешнего мира и руководствуемся отраслевыми нормативными документами и регламентами. Кроме того, у нас разработан свод корпоративных правил – техническая политика, которая предусматривает высочайший уровень технологичности, безопасности и энергоэффективности производства.

Недостатка в инструкциях нет; при этом, на мой взгляд, нельзя недооценивать и повседневную культуру производства. Первое, с чего мы начали модернизацию на Уральском турбинном заводе, – ремонт раздевалок, туалетов и столовых. Несколько лет назад у нас на заводе был корпус с конструкторским бюро и различными техническими и вспомогательными службами, в котором было холодно и неуютно. После того как мы сделали ремонт и перевели персонал в здание заводоуправления, коллектив на глазах преобразился. Одновременно проводилась концентрация производства, выстраивание линейной технологии, модернизация основного технологического оборудования. Мы вложили в эту программу уже около миллиарда рублей, и еще есть к чему стремиться.

– У вас немало коллег-конкурентов. В чем состоит ваша отличительная черта?

– Если говорить в цифрах, то Уральский турбинный завод производит продукции примерно на 200 миллионов долларов в год, объем сервисных услуг, оказываемых холдингом «РОТЕК», – около ста миллионов долларов. Оборот не такой большой, как у некоторых наших конкурентов, но зато мы можем гордиться тем, что практически каждый год выводим на рынок новый продукт. Это и уже упомянутые мною паровые турбины для парогазовых установок, и турбины для морских судов. В энергомашиностроении такая продуктивность дорогого стоит, поскольку турбоагрегаты – вещь крайне консервативная и имеет длинный цикл производства.

В таком направлении деятельности, как оказание сервисных услуг, ключевым для нас является особое отношение к технике. Мы имеем дело со сложнейшим оборудованием, которое требует к себе уважения и повышенного внимания, а при халатном подходе склонно мстить. Наш бизнес строится именно на таком подходе и понимании, что техника должна быть исправна всегда, без каких-либо «но» или мелочей.

Мы стараемся внедрить в сознание сотрудников мысль, что в нашем деле ничего мелкого не бывает. Это гораздо важнее, нежели соревноваться, кто быстрее выполнит заказ или повысит КПД на полпроцента…

– На сегодняшний день актуальной является задача модернизации устаревшего энергооборудования. Много ли у компании проектов такого рода?

– Модернизация энергетики – это огромный, важнейший рынок, но пока он находится в состоянии отложенного спроса.

У турбин, которые делает Уральский турбинный завод, есть одно положительное свойство – они очень надежные, потому эксплуатируются десятилетиями. Турбины, построенные в 60-е, 70-е, 80-е годы прошлого столетия, благополучно продолжают крутиться и вырабатывать электричество. У некоторых компаний-генераторов сложилось впечатление, что они вообще вечные. На самом деле пришла пора эти турбины обновлять.

Сейчас крупные генерирующие компании реализуют программы строительства новых мощностей по договорам предоставления мощности, на что отвлекаются громадные ресурсы, поэтому задача модернизации действующего оборудования ушла на третий план. Потребуется некоторое время, чтобы заработали новые энергоблоки, генерирующие компании получили средства от продаж электроэнергии и мощности, и тогда, уверен, энергетики всерьез займутся устаревшим парком оборудования.

За весь период деятельности Уральский турбинный завод произвел более пятисот энергетических турбин, из них уже более двухсот требуют срочной модернизации.

У «РОТЕК», конечно, есть такого рода проекты, но на текущий момент их немного. Как правило, при проведении работ сохраняется фундамент, трубопроводы, иногда даже корпус турбины, но при этом меняется проточная часть – устанавливаются лопатки новой формы, уплотнения, подшипники, система управления – и турбина приобретает улучшенные характеристики и ресурс новой машины. Есть проекты, когда устанавливается полностью новая турбина в прежнее «гнездо». Заказчик, таким образом, проводя модернизацию, имеет возможность  не менять схему трубопроводов и не нести дополнительные расходы на строительство нового энергоблока.


– На Ваш взгляд, насколько заметным является технологическое отставание России в сфере производства и сервиса паровых и газовых турбин?

– Я не скажу, что по паровым турбинам у нас есть большое отставание. В России паровые турбины производят три завода: в Калуге, Санкт-Петербурге и на Урале. Компетенции в части теплофикационных турбин достаточно высокие, не случайно в той же Монголии для строительства нового энергоблока мощностью 130 МВт выбрали нас, а не китайцев или европейцев.

Что касается газовых турбин, то их в России, как ни странно, в большом количестве попросту нет. Это такое досадное недоразумение. Наблюдаются некоторые подвижки, например, Siemens строит завод в Санкт-Петербурге для изготовления газовых турбин. Но в целом надо отметить, что большого текущего спроса на газовые турбины не наблюдается, причем не только в нашей стране, но и в мире. Совокупная производительность ведущих мировых игроков – 360 турбин в год, при этом в прошлом году было продано всего 140 штук.

«РОТЕК» занимается сервисом газовых турбин и, кроме того, мы собираемся наладить производство комплектующих, ведь за период эксплуатации в турбине меняется практически все: элементы ротора, форсунки, лопатки, камеры сгорания. Мы осваиваем этот сегмент в партнерстве с нашими швейцарскими коллегами из компании Sulzer. Сегодня наша компания является участником сервисных контрактов более чем по двадцати мощным энергетическим ГТУ на российских электростанциях.

 В «РОТЕК» создан центр удаленного мониторинга энергооборудования с уникальным программным обеспечением. В чем его особенность?

– В старые-добрые времена на электростанциях трудилось очень много людей, в наше время их количество стремительно уменьшается благодаря внедрению новых технологий, в том числе управленческих. Формировать все компетенции на энергоблоке сегодня считается утопической идеей. Недавно я побывал в Италии и был приятно удивлен: на энергоблоке мощностью 450 МВт работает всего 16 человек.

Так, например, вместо многочисленной бригады специалистов, контролирующих работу турбины и способных прогнозировать возникновение неисправностей, эти функции сегодня способен выполнять универсальный сервер, оснащенный программным обеспечением. На основе информации, поступающей от многочисленных датчиков, система контролирует текущие эксплуатационные режимы и выдает онлайн-рекомендации оператору для увода оборудования от опасных режимов эксплуатации. Она также отслеживает остаточный ресурс оборудования и выдает рекомендации по плановым ремонтам.

Главное, что наша система, используя методы предиктивного моделирования, способна распознавать приближающиеся признаки сбоев и готовить людей к незамедлительному реагированию задолго до сигнала тревожной, красной лампочки.

Наш мониторинговый центр располагается в подмосковных Химках и оттуда может контролировать энергетические установки, находящиеся на удалении до нескольких тысяч километров.

– Как вы оцениваете первые успехи солнечной энергетики в России?

– Группа компаний «Ренова», в которую входит «РОТЕК», не просто считает это направление перспективным, но и непосредственно участвует в развитии энергомощностей на основе возобновляемых источников энергии. В прошлом году мы построили на Алтае, в поселке Яйлю, первую маленькую солнечную электростанцию. В этом году, в сентябре, в Кош-Агачском районе Республики Алтай ввели в строй самую крупную в стране сетевую солнечную электростанцию мощностью 5 мегаватт. Этот объект стал первым, построенным в рамках реализации постановления Правительства России о поддержке использования возобновляемых источников энергии. Уже начато строительство сети солнечных электростанций в Оренбургской области суммарной мощностью 95 мегаватт.

Более того, компания «Хевел» – совместное предприятие «Реновы» и «РОСНАНО» – создала собственное производство фотоэлектрических модулей в Новочебоксарске суммарной мощностью 100 МВт в год, и мы рассчитываем выйти с этими модулями на экспортный рынок.

Тот факт, что в России появилась новая отрасль, уже сам по себе можно оценивать как успех. Но ко всему надо подходить взвешенно. В той же Германии лавинообразный рост альтернативной энергетики привел чуть ли ни к банкротству традиционных мощностей. Похожий жесткий конфликт наблюдается и в других странах Старого Света. Поэтому необходимо, на мой взгляд, соблюдать баланс.

Эксперт:  генеральный директор компании «РОТЕК» 

  • Смотрите также: